106  театральный сезон
Афиша и билеты Репертуар О театре Труппа Руководство и сотрудники Пресса о театре Спонсоры и партнеры Контакты
 
 

АНОНСЫ

 
 
Урал Опера Балет Фест


 
  подробнее...  
 
Урал Опера готовит мировую премьеру балета «Приказ короля»


 
  подробнее...  
 
 

НОВОСТИ

 
  19 сентября 2018
Открыта вакансия

Театр приглашает артистов миманса

 
  подробнее...  
  17 сентября 2018
Урал Опера Балет Фест: объявлена программа фестиваля

С 14 по 21 октября театр проведет первый музыкально-театральный фестиваль. Партнер фестиваля - Президентский Центр Бориса Ельцина.

 
  подробнее...  
  16 сентября 2018
Пресса о премьере "Турандот" в Урал Опере

Первая премьера сезона в отражении екатеринбургских СМИ.

 
  подробнее...  
  13 сентября 2018
107-й сезон открыт!

Урал Опера Балет открыл 107-й театральный сезон премьерой оперы Пуччини "Турандот".

 
  подробнее...  
  12 сентября 2018
Опубликованы премьерные составы "Турандот"

Главные партии исполнят приглашенные артисты и солисты Екатеринбургской оперы.

 
  подробнее...  
  архив новостей  
 
Главная / О театре / Пресса о театре / полный текст статьи

Такая разная любовь…

Александр Матусевич, OperaNews.ru
14 апреля 2012

На спектаклях «Золотой маски»

На прошедшей неделе Москва познакомилась с двумя провинциальными оперными работами в рамках проходящего в столице театрального фестиваля «Золотая Маска»: это «Любовь к трём апельсинам» С. Прокофьева в постановке Екатеринбургского театра оперы и балета и «Мадам Баттерфляй» Дж. Пуччини, являющуюся работой Астраханского театра оперы и балета. Обе постановки были показаны на Новой сцене Большого театра России, которая на этом фестивале задействована как никогда много.

Екатеринбургская Опера – театр с большими традициями и в Москве гостил уже не раз, в том числе и на «Золотой маске». Астраханская Опера, напротив, коллектив относительно новый – несмотря на большие традиции классического музицирования в этом городе, музыкальный театр там появился только в 1996 году, а современное здание Астраханская Опера получила в прошлом году – в октябре 2011 года состоялось его официальное открытие.

Работы обоих театров – это оперы, спектакли, в которых есть место самому романтическому, самому возвышенному, самому глубокому чувству – любви. Но как по-разному можно показать это чувство! Светлая, игривая, кокетливая, немножко детская у Прокофьева, и трагическая, мощная и иссушающая, и в итоге ведущая к гибели у Пуччини. В обоих случаях любовь ведёт своих героев через испытания, но к какому разному финалу она приводит Принца из «Апельсинов» и Чио-Чио-сан из «Баттерфляй»!

Прокофьевские «Апельсины» — та редкая опера, которую достаточно трудно испортить практически любым прочтением, любой интерпретацией. Главное, чего не должно быть на сцене в этом произведении, – это скуки. Любые кульбиты, любые дурачества здесь не кажутся чрезмерными – да и как ещё интерпретировать этот «хулиганский» цветок прокофьевской гениальности, до известной степени выдержанный в антиоперной эстетике, являющийся, по сути, пародией на оперный театр как таковой?

Стихия буффонады, комедии дель арте, царящая в сказке Гоцци, доводится композитором с помощью мира колючих звуков и гармоний до крайности. И любой театр, берущийся воплотить это произведение на сцене, должен не растерять этот заряд задора, гротеска, грубоватого юмора. Екатеринбургской Опере это удалось вполне: два действия музыкальной эксцентрики пролетают как один миг.

Эксцентрика начинается с первого момента: у закрытого занавеса появляется представитель театра и объявляет, что «кина не будет», а вместо заявленной оперы предлагает концерт солистов театра. Дирижёрский взмах – и звучит серенада Дон-Жуана из оперы Моцарта в исполнении солиста театра Владимира Копытова. Публика (разумеется, артисты театра, рассаженные повсюду в зале, но выглядит это весьма натурально) не довольна, всё громче и громче звучат возмущения в зале, требования полноценного спектакля, серенада затихает, и, наконец, — звучат первые такты прокофьевской партитуры. Выкрики противоборствующих фракций лириков и трагиков являются как бы естественным продолжением только что имевшего место возмущения.

Таким образом, принцип «театра в театре», использованный Прокофьевым, усилен немецким режиссером Уве Шварцем многократно: возникает очевидный интерактив сцены и зала, зрители охотно включаются в эту игру, смеются, что-то выкрикивают, аплодируют. Для любого классического опуса это, наверно, было бы катастрофой, но для «Апельсинов» — ровно то, что нужно.

На сцене есть как бы классически оформленные парадные залы дворца короля Треф, есть и пустыня с пальмой во втором действии – всё сделано по либретто. Но реализовано всё это в несколько мультяшной эстетике – цветовая гамма (сценограф тот же Шварц), не просто пёстрое, а кричащее оформление сцены, смешение стилей в костюмах – всё это, безусловно, работает на буффонность оперы, абсолютно созвучно тому, что заложено автором в партитуре. То, что мы видим на сцене и слышим оттуда же – это цирк, клоунада, высокопрофессиональное дуракаваляние.

Постановщику удалось поймать идею оперы, дух этой музыки и передать это в абсолютно продуманных как бы импровизациях актёров. Наиболее удачна в этом ряду качественных решений, конечно же, сцена с Кухарочкой – и сама-то по себе она всегда вызывает самый живой отклик зала, но в решении Шварца получаешь несказанное удовольствие от этой грозной «девы» с длинными косами и мощным бюстом, на «журавлиных» ногах бегающей за Принцем и Труффальдино по полю разбросанных всюду апельсинов.

Небольшое сожаление вызвали некоторые технические моменты, которые мы относим к условиям гастрольного проката. Прежде всего, это малоубедительное превращение апельсинов в принцесс, а также Нинетты в мышь – решенные не афористически, а реалистически, они откровенно не получились. Даже если на это и рассчитывали, учитывая буффонный контекст всего произведения, то догадаться зрителям до этой задумки было сложно – скорее эти моменты смотрелись просто техническими накладками.

Музыкальная интерпретация прокофьевского опуса в целом порадовала. Дирижёр Павел Клиничев, состоящий в штате московского Большого театра и одновременно возглавляющий Екатеринбургскую Оперу, проводит эксцентричную оперу несколько взвинчено, порой, даже чересчур драйвово, местами оркестр звучит грубовато. Но в целом такой подход нравится, поскольку придает партитуре динамизма, внутренней пульсации, подчеркивает её экстравагантность.

В этом опусе нет того, что мы привыкли называть бельканто, поэтому оценивать вокальные работы в отрыве от актёрских неуместно. Тем не менее, принимая во внимание энтузиазм всей труппы, старающейся передать настроение и идеи прокофьевского комедийного высказывания, нельзя не отметить отдельно яркий тенор Ильгама Валиева (Принц), культурный и ровным бас Андрея Решетникова (Король Треф), приятное сопрано Ирины Боженко (Нинетта). В целом Екатеринбургская Опера абсолютно оправдала свою заявку на «Любовь к трём апельсинам», создав спектакль яркий и убедительный.

В целом удача постигла и их коллег из Астрахани, что для театра-дебютанта, быть может, ещё более важно, поскольку московские гастроли – по сути, первый «выход в свет» этой российской труппы. Для «инаугурации» было выбрано произведение архисложное и коварное – один из безусловных шедевров Пуччини исполнять совсем непросто. И в силу собственно музыкальных и драматических трудностей, в нём заложенных, и в силу того, что знают эту оперу все и знают очень хорошо. Здесь был, конечно, немалый риск.

Режиссёр Ольга Маликова рассказывает женскую печальную историю молодой гейши как очень личную, и потому очень искреннюю историю. Возможно, только женщина может поведать эту душещипательную зарисовку трагического «колониального» романа настолько щемяще трогательно: здесь можно вспомнить удачные ее «женские» интерпретации от международной звезды Ренаты Скотто и нашей Людмилы Налетовой из Театра Станиславского и Немировича-Данченко. Ольга Маликова использует очевидный для этой оперы образ бабочки, чтобы показать всю хрупкость и уязвимость мира любви, если люди, в ком этот мир вдруг загорается, не умеют его сохранить. В «бабочкины» лёгкие кисейные наряды одета и сама Чио-Чио-сан, и женский миманс, в ключевые моменты оперы появляющийся на сцене «для усиления эффекта», для ещё большего подчёркивания основной идеи.

У Маликовой противостояние двух культур обрисовано очень жёстко, если не жестоко: благородный, но несколько надменный, всегда «по моде и к лицу» американский дипломат Шарплес, с бутылкой виски бессердечный и циничный даже в финале Пинкертон, злая, агрессивная, капризная Кэт… И с другой стороны немножко похожие на марионетки традиционного японского театра, но при этом исполненные внутреннего света, искренности и уважения к чужому миру Баттерфляй и Сузуки.

Наиболее сильная сторона этого спектакля — замечательная сценография Елены Вершининой. Лейтмотив бабочки усилен цветочным антуражем, особенно мощно расцветающим на сцене в финале второго акта, когда героиня находится в радостном возбуждении в ожидании любимого. Спектакль традиционен в своей основе, но в то же время изъясняется современным языком: нет привычного японского домика, бутафорского сада. В центре композиции на все три акта – огромный белый диск: это и Фудзияма, и домик Баттерфляй, а в трагическом финале он вдруг оборачивается крейсером «Авраамом Линкольном», увозящим маленького сына Баттерфляй за океан и одновременно словно «раздавливающим» всё японское, хрупкий мир Баттерфляй-бабочки. Именно на этом диске в переломные моменты возникает проекция – воспоминания героини о судьбе ее отца, для которого, как и для его дочери, жизнь без чести оказывается невозможной.

Восемь гигантских ширм-вееров, то разворачиваемых, то вновь складываемых и прекращающихся в узкие минималистические колонки-столбики каждый раз по-особому, в соответствии с задачами спектакля, формируют сценическое пространство. Тонка и работа со светом – во многом на контрастах световой партитуры держится драматургия постановки. Костюмы и американцев, и японцев узнаваемы – лишь однажды художница позволяет себе новый взгляд, но абсолютно попадающий в цель: ожидая любимого, Баттерфляй примеряет европейское платье – и её модный розовый наряд а ля Барби оказывается абсолютно таким же, как у Кэт Пинкертон – ход, бьющий наотмашь.

Как и положено, в центре драмы – образ бескомпромиссной молодой японки: партия и роль сколь желанная для примадонн-сопрано, столь и опасная и своей продолжительностью и, соответственно, нагрузкой на связки, и малым шансом достоверно сыграть пятнадцатилетнюю девочку, на глазах взрослеющую, превращающуюся в решительную, но оттого не менее страдающую молодую женщину. Режиссёру и исполнительнице роли Елене Разгуляевой образ удался – хрупкое, кукольное создание, поначалу полностью растворённое в своём объекте обожания, со схематичным поведением, с поклонами и семенением мелкими шажками, по ходу спектакля становится живой и очень реальной женщиной, духовно выросшей и оттого ещё острее осознающей свою обречённость. Удар судьбы, который, конечно, происходит не в момент прихода Кэт и Шарплеса, а растянут на две трети оперы (Баттерфляй Маликовой – Разгуляевой вовсе не так глупа и доверчива, она осознаёт всё почти сразу, но до какого-то момента не говорит об этом вслух), преображает Баттерфляй, делает ее из декоративной куколки-бабочки женщиной из плоти и крови. А ещё великое чувство материнства, что выпадает на долю юного создания, этот бесценный опыт, меняет героиню: из всех женщин Пуччини (Манон, Мими, Тоска, Турандот, Лю) Баттерфляй, несмотря на кровавый финал, всё-таки самая счастливая и самая цельная натура, ибо ей в жизни дано познать самое главное в предназначении женщины.

Елена Разгуляева хороша не только как актриса, но её актёрские достижения пока весомей певческих. Красивое, яркое лирико-спинто певицы пока не вполне отточено: верхний регистр оставляет ощущение недооформленности, певица штурмует высокие ноты скорее своей природой, нежели мастерством, оттого иногда случаются детонация и резкое звучание. Но при дальнейшем совершенствовании вокала у Разгуляевой есть все шансы вырасти в настоящую оперную диву.

Михаил Урусов (Пинкертон), не так давно премьер столичного Театра Станиславского и приглашенный солист Большого театра, а ныне подвизающийся на провинциальных сценах, поёт всё так же – мощно, громко и грубо: его верх впечатляет, но стильности и аккуратности в исполнении не наблюдается. В то же время, красивое, звучное меццо Натальи Воробьёвой (Сузуки) и мягкий баритон Руслана Сигбатулина (Шарплеса) добавляют гармонии в спектакль.

Работа маэстро Валерия Воронина впечатляет своей экспрессивностью, ему удаётся передать нерв пуччиниевской партитуры, хотя игра музыкантов в большинстве случаев несколько грубовата, не всегда рафинированность нюансировки – главный козырь музыкантов, открытая эмоциональность Пуччини трактуется чаще слишком прямолинейно.

Но в чём не откажешь исполнению в целом – это в заинтересованности и искренности: пусть над стилем ещё работа предстоит, но энтузиазма труппе не занимать. Не это ли главное? Поэтому московский дебют астраханцев скорее можно занести молодому театру в актив.

http://www.operanews.ru/12041505.html

 

предыдущаяследующая

 

   Aa Aa

 

КАЛЕНДАРЬ СПЕКТАКЛЕЙ
СЕНТЯБРЬ 2018

 
 
ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
август 2018 октябрь 2018
 
 
 

ОНЛАЙН-КАССА

 

логин:

пароль:

 

Регистрация в системе
Забыли пароль?
Правила бронирования

 
 

БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ

 
  21 сентября 2018 (пт) в 18:30

П. Гертель
ТЩЕТНАЯ ПРЕДОСТОРОЖНОСТЬ

Балет в трех действиях

 
  22 сентября 2018 (сб) в 18:00

П. Чайковский
ПИКОВАЯ ДАМА

Опера в трех действиях

 
  23 сентября 2018 (вс) в 18:00

П. Гертель
ТЩЕТНАЯ ПРЕДОСТОРОЖНОСТЬ

Балет в трех действиях

 
  25 сентября 2018 (вт) в 18:30

Н. Римский-Корсаков
ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА

Опера в четырех действиях

 
  26 сентября 2018 (ср) в 18:30

С. Прокофьев
РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

Балет в трёх действиях

 
  27 сентября 2018 (чт) в 18:30

С. Прокофьев
РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

Балет в трёх действиях

 
 

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ

 
 

 

Виртуальный тур по театру


Оцените качество услуг Театра Оперы и Балета
 
 

ПРОЕКТЫ

 
 

Новости, пресса, события на сайте проекта

 
 

Новости, пресса, события на сайте проекта

 
 

СОТРУДНИЧЕСТВО

 
 

Фонд поддержки хореографического искусства "Евразия балет"
 
 

 
 
Российское военно-историческое общество
 
 

 


  По вопросам работы сайта обращайтесь
  по адресу lit@uralopera.ru


   Яндекс.Метрика


© 2009-2018
Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета
г. Екатеринбург, пр. Ленина, 46а


Касса театра и заказ билетов:
+7 (343) 350-77-52
+7 (343) 350-32-07
+7 (343) 350-20-55
+7 (343) 350-80-57