106  театральный сезон
Афиша и билеты Репертуар О театре Труппа Руководство и сотрудники Пресса о театре Спонсоры и партнеры Контакты
 
 

АНОНСЫ

 
 
ЛЕТНИЙ ГАЛА БАЛЕТА 2018


 
  подробнее...  
 
Международный проект «Греческие пассионы». Первая Постановка в России»


 
  подробнее...  
 
 

НОВОСТИ

 
  17 апреля 2018
Урал Опера Балет принимает поздравления

 
  подробнее...  
  16 апреля 2018
Спектакль "Пассажирка" получил две "Золотые Маски"

Спектакль "Пассажирка" Екатеринбургского театра оперы и балета получил две "Золотые Маски".

 
  подробнее...  
  05 апреля 2018
"Российская газета" о премьере Made in Ural

Вслед за грандиозной "Пахитой" - играющей с балетной историей, формой гранд-спектакля и отдающей дань памяти Петипа - труппа выпустила премьеру, противоположную предыдущей. "Консерватории" Августа Бурнонвиля - энциклопедии классического балета - противостоят две новые мобильные постановки.

 
  подробнее...  
  05 апреля 2018
Урал Балет показал "Тщетную предосторожность" на открытии Dance Open

Балет Екатеринбургского театра был показан на сцене Александринского театра на открытии фестиваля Dance Open в Санкт-Петербурге.

 
  подробнее...  
  02 апреля 2018
Облгазета: Вита Цыкун о профессии сценографа

Ко Дню театра "Облгазета" опубликовала интервью с художником по костюмам оперы "Пассажирка" Витой Цыкун.

 
  подробнее...  
  архив новостей  
 
Главная / О театре / Пресса о театре / полный текст статьи

«Граф Ори» из Екатеринбурга

Игорь Корябин , газета «Играем сначала. Da capo al fine»
31 марта 2013

В это поверить почти невозможно, но придется: прошлый сезон Екатеринбургского театра оперы и балета ознаменовался постановкой оперного раритета Россини под названием «Граф Ори»

Премьера, приуроченная к 220-летнему юбилею «пезарского лебедя», состоялась 29 февраля 2012 года, в день рождения композитора, причем на языке оригинала – французском. Спектакль впечатляюще дерзко вошел в репертуар труппы, и вот уже в сезоне нынешнем, 17 марта, его увидела и Москва, куда он пожаловал в рамках показов театральной продукции, номинированной на премию «Золотая маска».

Если точная дата рождения Россини выпадает, как известно, лишь раз в четыре года, то шансов вживую услышать «Графа Ори» в России, казалось бы, не было и вовсе. И на всем протяжении XX века и в начале XXI века эти шансы оценивались практически как нулевые. «Граф Ори», невероятно популярный в XIX веке, но затем забытый, своим полноценным возвращением на зарубежную сцену обязан лишь второй половине XX века. В России эта опера ставилась всего один раз в Санкт-Петербурге: было это в далеком 1838 году. И дело здесь не столько в известной консервативности русской оперной афиши, сколько в неимоверных трудностях, которые предъявляет к певцу главная партия в опере.

В который раз приходится сталкиваться с этой проблемой, ибо сегодня найти настоящего россиниевского тенора невероятно сложно не только в родном отечестве, но и вообще в мире. Екатеринбургский оперный театр сделал ставку на собственные силы и победил, несмотря на то, что вопросы к исполнителю главной партии Дмитрию Трунову, конечно же, остаются. Но в данном случае не это главное, ведь петь легко, изящно, динамично и подвижно, а также справляться с заоблачными высотами партии Графа Ори далеко непросто, ибо сие абсолютно чуждо традициям русского тенорового исполнительства (на ум приходит разве что «Жизнь за царя» Глинки с постоянно купируемой арией Собинина «Братцы, в метель…»). Главное на сей раз заключалось в том, что певец выкладывался по полной и – это нельзя было не почувствовать – сумел расположить к своему герою по целой совокупности актерских и музыкальных качеств (несмотря даже на то, что коварные acuti (высокие ноты) то и дело напоминали, что мы с вами все-таки в России). Как бы то ни было, но сей творческий подвиг исполнителя поистине дорогого стоит!

Вместе с Д.Труновым («лучшая мужская роль в опере») на «Золотую маску» в номинации «лучшая женская роль в опере» были выдвинуты сопрано Ирина Боженко (Графиня де Формутье) и меццо-сопрано Надежда Бабинцева (Изолье). С последней номинацией связана некая двусмысленность. Несомненно, эта роль женская (раз она исполняется женским голосом), но в то же время она и мужская, ибо партия Изолье – пажа Графа Ори – относится к галерее героев-травести. В других персональных номинациях, связанных с этой постановкой, выдвинуты Павел Клиничев («лучшая работа дирижера в опере»), Игорь Ушаков («лучшая работа режиссера в опере»), Алексей Кондратьев («лучшая работа художника-сценографа в музыкальном театре»), Ирэна Белоусова («лучшая работа художника по костюмам в музыкальном театре»). Кроме того, постановка в целом номинирована и как лучший спектакль в музыкальном театре по разделу «опера». Всего 8 номинаций, и, признаться, я давно не испытывал такого устойчивого и искреннего оптимизма, который вызвало именно это номинирование…

После премьеры на сцене Итальянского театра в Париже в 1825 году последней итальянской оперы Россини, оперы-кантаты «Путешествие в Реймс», маэстро, в конце 1824 года окончательно перебравшийся во Францию, опер на итальянские либретто уж более и не писал. И вот в 1828 году настает черед поразить Париж «Графом Ори» – произведением в лирикокомическом стиле, принципиально новом в творчестве Россини, но все же основанным на не успевшем еще забыться к тому моменту старом, ведь для этой оперы маэстро переработал лучшие страницы (примерно половину) своего «Путешествия в Реймс». Другая же половина«Графа Ори» в полной мере оригинальна.

Безусловно, кто-то взгрустнет, что французский вариант, созданный на либретто Эжена Скриба и Шарля Гаспара Делетр-Пуарсона, потерял ярко выраженный буффонный колорит, а являющаяся визитной карточкой «Путешествия в Реймс» большая концертная пьеса для 14-ти голосов трансформирована в «Графе Ори» в септет с хором. Зато благодаря французскому вокальному мелосу новая, более компактная по форме опера приобрела и более воздушную вокальную субстанцию, а изысканно-элегантный шарм и ажурный флер этой музыки проявились во всем блеске великолепной россиниевской оркестровки. Этот дивный музыкальный язык каждый меломан, несомненно, открывает для себя по-своему: мне же впервые довелось вживую встретиться с этим шедевром Россини на премьере фестивальной постановки в Пезаро в 2003 году. Тот спектакль предстал по сути большим и роскошным режиссерским концертом, сделанным очень тонко, на явной игре нюансов и полутонов, и главным в нем был несравненный перуанский соловей-тенор Хуан Диего Флорес в титульной партии, равного которому в россиниевском репертуаре в мире сейчас просто нет. И когда этот спектакль был повторен в 2009 году с другим составом, из него ушло то главное, что когда-то наполняло сердце безотчетной радостью музыкального парения, – постановка сохранила лишь очень добротный и качественный уровень.

Но единожды вкусив с золотого блюда музыки Россини и испив из хрусталя вокальных трелей Флореса явно алмазной огранки, я вовсе не хочу сказать, что музыкальная трапеза на серебре и фарфоре не может доставить удовольствия. Екатеринбургский «Граф Ори» именно такое удовольствие вокального пиршества – на серебре и фарфоре – однозначно доставляет! Хотя действие происходит во владениях и замке Графини Адели де Формутье в средневековую эпоху крестовых походов в исторической провинции Франции – Турени, режиссер И.Ушаков, сценограф А.Кондратьев и художник по костюмам И.Белоусова намеренно отказываются от документальности и бытовой созерцательности. Однако, выстраивая драматургическую линию своего спектакля в абстрактной, но весьма емкой и стильной сценографической оболочке, режиссер явно пытается рассказать нам историю Графа Ори в стиле россиниевского «Севильского цирюльника». Но гораздо ближе к истине звучат слова известного итальянского музыковеда Густаво Маркези о том, что в «Графе Ори» «поздний комизм Россини как бы скрыт под плотными слоями строгости, при том, что есть тут и комические моменты, все же не вызывающие смеха, который был бы неуместен». По его мнению, внешнюю игру «скрывают изощренность, вокальные и психологические ухищрения». И все это очень хорошо проступает в музыке.

Екатеринбургская постановка по-своему захватывает: она сочна и изысканна, непосредственна и свежа, невероятно искренна и светла, ибо режиссерские игровые кульбиты персонажей не переходят границу, за которой неминуемо наступило бы ощущение переигранности. Есть гротеск, но тонкий. Есть буффонада, но дозированная. Некая театральная утрированность присутствует уже в самом театральном гардеробе – откровенно маскарадном костюме отшельника (Графа Ори), белых «космических» одеяниях с белыми же головными тюрбанами Графини Адели и других обитательниц ее замка: во втором акте в огненно рыжих париках – со стрелами и копьями в руках – они ассоциируются с «девами-воительницами», отстаивающими свою честь в укрытии замка, пока их мужья и братья добывают славу на Святой земле, в Палестине. Крестьянские платья подданных кажутся даже более «нарядными», чем белизна господских одеяний, а «невсамделишный гротеск» ситуации подчеркивается тем, что в женские платья выряжены и крестьянки, и крестьяне.

Рыцари Графа Ори, его Гувернер (персонаж без имени), Рембо (бывалый друг Графа по кутежам и приключениям), а также некстати подвернувшийся Изолье (паж Графа и его соперник за руку Графини) одеты лишь в стилизованные «под эпоху» костюмы. Во втором акте, когда вся ватага рыцарей вместе с Графом, Рембо и Гувернером проникает в замок под видом весьма колоритных переодетых паломниц, якобы спасающихся от притеснений Графа Ори, начинаются главные комические кунштюки этой постановки, кульминация которых достигается в сцене винного возлияния «паломниц», а апофеоз – в финальном, очень здорово решенном пластически ночном терцете Графа, Графини и Изолье (тоже проникшего в замок, но иначе). Граф Ори – прямо-таки французский Дон Жуан: не имея своего характерного костюма, каждый раз он словно сбрасывает с себя личину (в финале первого акта – отшельника, в финале второго – «смиренной паломницы»), оставаясь почти в балетном трико, – малом «белом верхе» и большом, удлиняющим линии «черном низе».

В этой опере ничего как будто и не происходит, все персонажи только хотят что-то совершить: мнимый отшельник Граф Ори – соблазнить Графиню Адель де Формутье; Изолье, тайно влюбленный в Адель, – стать ей законным мужем; Гувернер Графа – удержать его от распутства. В итоге интрига Графа Ори против Изолье – расстроить планы женитьбы последнего на Графине – в финале оперы ударяет рикошетом по самому же Графу. Сначала Гувернер, а потом и Изолье срывают планы завоевать сердце Графини. Коварные козни расстроены, а брат Графини со своими рыцарями – скажите, как вовремя! – возвращается из крестового похода. Статичны и сценографические решения, практически одни и те же на два акта спектакля, но в контексте сюжета они воспринимаются чрезвычайно органично. Одним словом, спектакль по всем признакам хорош и добротен, а его персонажи ярки и многозначительны.

Свой несомненно позитивный вклад в общую канву постановки вносит дирижер П.Клиничев, выстраивая сквозную ансамблевую линию, слаженности которой, после изящно исполненной прелюдии, поражаешься уже с первых тактов развернутой интродукции: ее наивысшей точкой закономерно является выходная каватина Графа Ори. Нельзя не отметить и позитивную работу хормейстера Эльвиры Гайфуллиной. Но все же в целом звучание и оркестра, и хора, и ансамблей предстало слуху несколько тяжеловатым, ведь от такой музыки всегда ждешь полной акцентированной прозрачности. Думается, что сей слуховой эффект – из области акустических издержек, ведь зрительный зал «Новой оперы», конечно же, не такой большой, как в Екатеринбурге.

Вместе с совершенно очаровательным и вальяжно раскованным Д.Труновым в главной партии, обладающим недюжинным запасом актерского и музыкального куража, невероятно порадовала Ирина Боженко (Графиня де Формутье) – певица думающая, рассудительная, технически раскрепощенная, с прекрасными вокальными данными, покорившая чистотой музыкально-стилистической линии: ее виртуозная выходная ария сразу же пролила бальзам на сердца меломанов. Не отставала от нее и выразительная, экспрессивно яркая Надежда Бабинцева (Изолье), запомнившаяся благородно-теплым звучанием меццо-сопрано. Нашлись в труппе и замечательные низкие мужские голоса – бас Олег Бударацкий (Гувернер) и баритон Георгий Цветков (Рембо), эффектно блеснувшие в своих весьма непростых ариях-открытках. В малой, но сюжетно важной партии дамы Рагонды, распорядительницы в замке Графини, поразило мощное, сравнимое с контральтовым звучание Татьяны Никаноровой.

Запомнились образы, запомнились мизансцены, запомнились искрящиеся, как пузырьки в шампанском, по выражению Листа, мелодии. Запомнился сам дух россиниевской музыки, родившейся в Екатеринбурге и победно ворвавшейся на подмостки «Новой оперы».

http://gazetaigraem.ru/a2201303

 

предыдущаяследующая

 

   Aa Aa

 

КАЛЕНДАРЬ СПЕКТАКЛЕЙ
АПРЕЛЬ 2018

 
 
ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
март 2018 май 2018
 
 
 

ОНЛАЙН-КАССА

 

логин:

пароль:

 

Регистрация в системе
Забыли пароль?
Правила бронирования

 
 

БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ

 
  22 апреля 2018 (вс) в 18:00

ГРЕЧЕСКИЕ ПАССИОНЫ

 
  24 апреля 2018 (вт) в 18:30

Дж. Россини
ГРАФ ОРИ

Опера в двух действиях

 
  25 апреля 2018 (ср) в 18:30

Премьера

MADE IN URAL
«Увертюра», «Любовные песни», «Наяда и рыбак. Сюита»

 
  26 апреля 2018 (чт) в 18:30

П. Чайковский
ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН

Опера в трех действиях

 
  27 апреля 2018 (пт) в 18:30

Эдуар Дельдевез — Людвиг Минкус — Юрий Красавин
ПАХИТА


 
  28 апреля 2018 (сб) в 18:00

Эдуар Дельдевез — Людвиг Минкус — Юрий Красавин
ПАХИТА


 
 

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ

 
 

 

Виртуальный тур по театру


Оцените качество услуг Театра Оперы и Балета
 
 

ПРОЕКТЫ

 
 

Новости, пресса, события на сайте проекта

 
 

Новости, пресса, события на сайте проекта

 
 

СОТРУДНИЧЕСТВО

 
 

Фонд поддержки хореографического искусства "Евразия балет"
 
 

 
 
Российское военно-историческое общество
 
 

 


  По вопросам работы сайта обращайтесь
  по адресу lit@uralopera.ru


   Яндекс.Метрика


© 2009-2018
Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета
г. Екатеринбург, пр. Ленина, 46а


Касса театра и заказ билетов:
+7 (343) 350-77-52
+7 (343) 350-32-07
+7 (343) 350-20-55
+7 (343) 350-80-57