105  театральный сезон
Афиша и билеты Репертуар О театре Труппа Руководство и сотрудники Пресса о театре Спонсоры и партнеры Контакты
 
 

АНОНСЫ

 
 
25 февраля 2017 (сб) – Клуб Друзей театра _ Творческая встреча с номинантами премии «Золотая Маска» Екатериной Сапоговой и Игорем Булыцыным


 
  подробнее...  
 
7, 8, 9, 16 и 19 апреля 2017 - премьера балета "ЖИЗЕЛЬ"


 
  подробнее...  
 
24 апреля 2017 - хореографический спектакль RED BULL ИЗНАНКА


 
  подробнее...  
 
19, 20, 21 мая 2017 - премьера оперы "РУСАЛКА"


 
  подробнее...  
 
8 февраля - 16 апреля 2017 - Выставка "АРХЕТИП БАЛЕТА"


 
  подробнее...  
 
 

НОВОСТИ

 
  17 февраля 2017
На фестивале «Золотая маска» показали оперу «Кармен»

Рецензии

 
  подробнее...  
  16 февраля 2017
Екатеринбургская «Кармен» на сцене Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко в рамках Фестиваля «Золотая Маска»

Отзывы зрителей

 
  подробнее...  
  16 февраля 2017
15 февраля состоялась пресс-конференция, посвященная проекту «Золотая Маска в кино»

Участники пресс-конференции: Владимир Мединский, Мария Ревякина, Андрей Шишкин, Вячеслав Самодуров, Ирина Прохорова, Надежда Котова и Вера Курочкина

 
  подробнее...  
  16 февраля 2017
Екатеринбургский театр представил свою версию «Кармен» на «Золотой маске»

Репортаж телеканала «КУЛЬТУРА»

 
  подробнее...  
  15 февраля 2017
Новости Первого канала о выступлении Детского хора Екатеринбургского театра оперы и балета: «На станции метро "Курская" стартовал проект "Золотая маска в городе"»

Ежегодный театральный фестиваль «Золотая маска» стартовал в Москве. Официальную программу откроет завтра опера «Кармен» в постановке Екатеринбургского театра. Детский хор труппы, который выйдет и на большую сцену, дал концерт в московском метро. Впрочем, нынешняя акция, которая проходит в рамках проекта «Золотая маска в городе», не последняя.

 
  подробнее...  
  архив новостей  
 
Главная / О театре / Пресса о театре / полный текст статьи

Екатеринбургский синдром

Варвара Вязовкина, Петербургский театральный журнал
01 июня 2015

«Екатеринбургский синдром» – случай на сегодняшний день экстраординарный. Четыре года труппа Екатеринбургского театра оперы и балета, которая еще недавно не рассматривалась в большой пятерке балетных компаний, живет добровольным заложником собственного интенсивного созидания. Не довольствуясь исключительно переносами мировой классики (именно здесь по инициативе молодого прогрессивного и эрудированного худрука балета, профессионально знакомого с европейскими школами, впервые в России появились спектакли Ханса ван Манена и Пол Лайтфута, представляющие нидерландскую линию танца), театр, ведомый Славой Самодуровым решил создавать собственный репертуар.

Петер Людвиг Гертель. «Тщетная предосторожность».

Хореография Мариуса Петипа и Льва Иванова (1885), хореограф-постановщик Сергей Вихарев, художник-постановщик Альона Пикалова, художник по костюмам Елена Зайцева, автор идеи и координатор проекта Павел Гершензон

Отторино Респиги. «Занавес».

Хореография Вячеслава Самодурова, идея сценографии Вячеслава Самодурова и Энтони Макилуэйн, художник по костюмам Елена Зайцева, художник по свету Нина Индриксон

«Екатеринбургский синдром» – случай на сегодняшний день экстраординарный. Четыре года труппа Екатеринбургского театра оперы и балета, которая еще недавно не рассматривалась в большой пятерке балетных компаний, живет добровольным заложником собственного интенсивного созидания. Не довольствуясь исключительно переносами мировой классики (именно здесь по инициативе молодого прогрессивного и эрудированного худрука балета, профессионально знакомого с европейскими школами, впервые в России появились спектакли Ханса ван Манена и Пол Лайтфута, представляющие нидерландскую линию танца), театр, ведомый Славой Самодуровым решил создавать собственный репертуар.

Четвертый год подряд, как перпетуум-мобиле, Самодуров выпускает новые спектакли: «Amore buffo», «Вариации Сальери», «Цветоделика», «Занавес» – и за две из этих работ дважды, в 2014-м и 2015-м, он получал «Золотые маски» как «лучший хореограф». В отличие от своих современников, Алексея Мирошниченко и Кирилла Симонова, Самодуров начал сочинять позднее, оттого и разгон его выглядел ослепительным. У обоих действующих хореографов-коллег, возглавляющих труппы в Перми и Петрозаводске, по части новой продукции дела обстоят не столь креативно. Сразу после успешных workshops в Ковент-Гардене и Большом Самодурова на постановку пригласил Михайловский театр, после чего балетмейстер уехал на Урал и возглавил балетную труппу. В следующем сезоне ему предстоит полномасштабная работами с артистами Большого театра; из своего поколения, он – первый.

Хореограф времени не терял и в своей последней постановке уже занял прима-балерину Большого. Для Марии Александровой «Занавес» – настоящий дар. Истосковавшаяся по новым работам (по стечению обстоятельств ей пришлось пропустить премьеры последних двух лет и уступить первый состав в недавней постановке), неутомимая Мария, благодаря замыслу Самодурова, смирила свое «эго». Потому что в «Занавесе» ей предназначено не столько играть полноценную роль, сколько обрывки роли – то, что часто возникает в процессе создания спектакля.

Присутствие Александровой придало балету объем. Опытная балерина с ясным и четким умом попала в хореографию, смысл которой неуловим, и она не только не потерялась, но и нашла себя, свой образ и создала нечто, рождающие разные ассоциации. Кажется, что она предстает Орфеем в женском обличье (однажды балерина рискнула исполнить мужскую роль Петрушки в легендарном фокинском балете) и пробирается по тернистому коридору, сплетаемому из рук-плетей кордебалета. Есть здесь и менады, танцовщицы в пачках чернильного цвета, танцующие в дуэтах. Одна из них (Елена Сафонова) вырывается из дуэта, пытаясь соперничать с метафорическим Орфеем, и зависает в зеркальном прыжке лицом к лицу с ним.

«Занавес» открыл в Марии Александровой, превосходно прошедшей школу современных постановок, новое качество классической балерины. Она тут такая, какая есть – личность. Александрова-актриса никогда не боялась выглядеть на сцене естественно. Она бесшабашно поправляет волосы в своей повседневной прическе (уложенной не по-балетному), бледность ее лица, без театрального грима, еще более подчеркнута светом. А кремовая пачка на ней остра, словно грани необработанного камня. Острота во всем – в дробности движений, во вспышках софитов, в раскачивающихся, словно маятник, батманах, в дробном стуке ноги.

После трехактной «Цветоделики» двадцатимутное хореографическое эссе обнаруживает новую грань в творчестве Самодурова: «Занавес» прочерчен жесткой режиссерской рукой. Здесь проступает иная энергия движения – движения-кадра, схваченного камерой, снимающей будущий балет-триллер.

Зрители сидят как бы на задворках сцены. А в ее глубине установлен декоративный портал, лицом к которому и, соответственно, спиной к зрителю танцовщицы кланяются. Занавес, опускающийся посередине сцены, тем самым оказывается зеркалом двух пространств: сцены и кулис. Занавес как несвобода и как магнит. Когда загораются все прожектора и освещают полностью сцену, занавес становится похожим на пламя, поглощающее артистические судьбы.

Образ зеркала-занавеса, как и другой главный мотив темного закулисья, явились хореографу из музыки Отторино Респиги (Сюита для струнных и органа написана в манере неоромантизма, 1905). Музыкальный выбор у Самодурова всегда оригинален. «Занавес», пожалуй, самый романтичный и самый драматичный его спектакль.

«Занавес» вместе с переносом балета Пола Лайтфута и Соль Леон «Step Lightly» («Осторожной поступью», 1991) составили вечер под названием «Terra Nova». На новой земле остались четкие следы двух екатеринбургских новинок. А за две недели до современной программы «Terra Nova» театр выпустил премьеру «Тщетной предосторожности». Комедийного балета положений про влюбленную крестьянскую пару, на пути которой возникали препятствия, оказывавшиеся тщетными.

За «Тщетную предосторожность» взялись знатоки High class. Балетмейстер-постановщик Сергей Вихарев, признанный мастер реконструкций императорских спектаклей Мариуса Петипа, и Павел Гершензон, автор идеи, координатор проекта, по первой профессии архитектор. Путь реконструкции старинного балета XIX века для Вихарева стал движением судьбы, осознанным выбором выпускника вагановской школы, танцовщика и педагога Мариинского театра. Но «Тщетная предосторожность» не просто дополняет список его постановок в Мариинском и Большом театрах или в Ла Скала, она знаменует новую главу его реставраторской деятельности. Перед петербургской командой не стояло задачи сделать очередную реконструкцию спектакля Императорского театра. Требовался иной ход – и он был счастливо найден в виде балета-амальгамы.

Свежесть реконструкции пропитана дягилевской энергией. Постановщики будто бы примерили на себя роль импресарио, который якобы заинтересовал спектаклем Петипа современного художника, чуждого театральным будням (так Дягилев смело соединял именитых французских колористов 1910-1920-х годов с начинающими хореографами).

И вот здесь заключена блестящая идея – интеллектуальная конструкция, смелый монтаж стилей, – первоклассно реализованная в Екатеринбурге. В чем и состоит небывалый успех главной балетной премьеры музыкального сезона 2014/2015.

Провансальская жизнь в Арле бурлит, словно кричащие краски на полотнах французских постимпрессионистов: впервые действие балета конца XIX века разворачивается на фоне современной ему прекрасно-психотической живописи Винсента Ван Гога. Художника трагического, счастливые годы которого, 1880-е, прошли именно в этом провансальском городке. И, конечно, без знаменитых вангоговских подсолнухов не обошлось – букет из подсолнухов стремится всучить незадачливый жених Никез (Игорь Булыцын) мало интересующей его Лизе (Елена Воробьева), моментально переключаясь на игру в курятнике. Цвета платьев крестьянок, танцующих на фоне желтых снопов, повторяют колорит сине-зеленого сюртука «Автопортрета» художника. Пантомимный персонаж Мишо, отец Никеза, словно сошел с «Портрета доктора Гоше» и так далее.

«Тщетная предосторожность» – этот бенефис сценографа Альоны Пикаловой и художника по костюмам Елены Зайцевой.

Хореография новой редакции «Тщетной предосторожности» включает восстановленные по материалам Гарвардской коллекции фрагменты балета Петипа и Льва Иванова (1885), куда впервые вошла купированная в редакциях ХХ века картина свадьбы Лизы и Колена на неизвестную музыку Петера Людвига Гертеля (дирижер Андрей Аниханов). В ней волшебно сочетаются в разных пропорциях бело-черные тона костюмов танцовщиков и синие на заднике трехметровые цветы («Ирисы» Ван Гога), выглядящие роскошным свадебным букетом.

Четвертая восстановленная картина – открытие спектакля (подобно четвертому акту в «Баядерке», возобновленному Вихаревым). Ее составляет дивертисмент народных французских танцев и танцев классических. После парадного выхода, Бурре, наступает черед Провансаля (бенефис мамаши Марцелины, соло в сабо, – трансформации фарандолы). Затем вступает Галоп – быстрый танец-скачка подруг Лизы в черных чулочках, и впрямь напоминающих галопирующих лошадок. Галоп сменяет танец саботьер – популярный во Франции танец в тяжелых башмаках с вывертыванием в сторону ног подошвами кверху, описанный даже за несколько лет до спектакля Петипа Достоевским в «Братьях Карамазовых». И завершает это стильное черно-белое чудо па де де главных героев (вариация Лизы сохранилась и узнаваема по исполнению на балетных конкурсах).

Мнимая простота большого балета с незатейливым сюжетом на самом деле достаточно трудна для главных исполнителей. Традиционно мужскую партию мамаши Марцелины блестяще исполнил возрастной танцовщик Виктор Механошин, без комикования и ужимок. Он, превосходный комедийный актер с безупречным чувством стиля, – лидер спектакля, такого еще поискать. Как и остренькая, бойкая инженю Елена Воробьева – фаворитка «Тщетной предосторожности» (в прошлом сезоне удостоенная «Золотой маски» за балет «Вариации Сальери»).

Необычность и новизна екатеринбургской постановки в двойной оптике: школа в школе, декорации в декорациях, маска на маске. Этот эффект раскрывается сразу. Ведь прологом к «Тщетной предосторожности» выступила «Консерватория», одноактовка, идущая в театре второй сезон. Романтический балетмейстер Август Бурнонвиль запечатлел школьный урок, позднее воспетый еще Дега. Так декорации школьного театра, в котором и проходит ежедневный класс «Консерватории», служат основой для постановки школьного спектакля силами учеников – будущих артистов. На глазах у зрителя строятся выгородки к готовящемуся спектаклю, на сцене возникают вешалки с костюмами из «Тщетной предосторожности». Графический занавес с пейзажем Ван Гога опускается – и спустя несколько минут, остроумно заполненных скрипичным антрактом, игрой бродячей музыкантши, начнется fashion-балет.

В полномасштабном трехактном спектакле как будто нарочно обнажен прием игры в традиционные балетные образы. Веретено в руках Лизы заставило вспомнить об Авроре, сама Лиза на миг напомнила Коппелию, а ее жених Никез – Гамаша из «Дон Кихота». Мужской танец саботьер ритмическими фигурами перекликался с танцем фарандола из «Спящей красавицы», в линиях Крестьянского вальса прочитывалось построение виллис из «Жизели», а финальная поза на мгновение цитировала ансамбль «Шопенианы».

Подобная игра на этом не закончилась, и артисты неожиданно дружно запели песенку, написанную композитором Николаем Денисовым по мотивам старинной мелодии: слова из нее «Сквозь ненастье добьемся счастья, / В мире нет худа без добра!» звучали поскриптумом к счастливому концу. И здесь стало понятно, что от начала до конца спектакль был одним радужным сном. Екатеринбургская «Тщетная предосторожность» и есть солнечный сон старинного балета.

Интересно, что лейтмотивом сна пронизан фильм, снятый пожилым Акира Куросавой («Сны», 1991): герой одного из снов – «Вороны» – попадает в картину Ван Гога и встречается там с самим автором. Ощущение присутствия экспансивного художника, стоящего за кулисами и готового выскочить на сцену, чтобы усилить, к примеру, краски на занавесе второго акта, воспроизводящего, как и в фильме, картину «Пшеничное поле с воронами», не покидает сегодняшнего зрителя «Тщетной предосторожности». Балета, овеянного личностью Винсента Ван Гога – не театрального, но может быть, самого пластичного художника, имя которого с нидерландского языка переводится как «победитель».

предыдущаяследующая

 

   Aa Aa

 

КАЛЕНДАРЬ СПЕКТАКЛЕЙ
ФЕВРАЛЬ 2017

 
 
ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
январь 2017 март 2017
 
 
 

ОНЛАЙН-КАССА

 

логин:

пароль:

 

Регистрация в системе
Забыли пароль?
Правила бронирования

 
 

БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ

 
  21 февраля 2017 (вт) в 18:30

Дж. Верди
ТРАВИАТА

Опера в трех действиях

 
  22 февраля 2017 (ср) в 18:30

П. Чайковский
ЩЕЛКУНЧИК

Балет в трех действиях

 
  23 февраля 2017 (чт) в 18:30

Дж. Верди
РИГОЛЕТТО

Опера в трех действиях

 
  24 февраля 2017 (пт) в 18:30

П. Чайковский
ЩЕЛКУНЧИК

Балет в трех действиях

 
  25 февраля 2017 (сб) в 18:00

П. Чайковский
ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН

Опера в трех действиях

 
  26 февраля 2017 (вс) в 18:00

ОДНОАКТНЫЕ БАЛЕТЫ
EN POINTE / НА ПУАНТАХ

Пахита, Пять танго, Вариации Сальери

 
 

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ

 
 

 

Виртуальный тур по театру


Оцените качество услуг Театра Оперы и Балета
 
 

ПРОЕКТЫ

 
 

Новости, пресса, события на сайте проекта

 
 

СОТРУДНИЧЕСТВО

 
 

Фонд поддержки хореографического искусства "Евразия балет"
 
 

 


  По вопросам работы сайта обращайтесь
  по адресу lit@uralopera.ru


   Яндекс.Метрика


© 2009-2017
Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета
г. Екатеринбург, пр. Ленина, 46а


Касса театра и заказ билетов:
+7 (343) 350-77-52
+7 (343) 350-32-07
+7 (343) 350-20-55
+7 (343) 350-80-57