106  театральный сезон
Афиша и билеты Репертуар О театре Труппа Руководство и сотрудники Пресса о театре Спонсоры и партнеры Контакты
 
 

АНОНСЫ

 
 
Урал Опера Балет Фест


 
  подробнее...  
 
Урал Опера готовит мировую премьеру балета «Приказ короля»


 
  подробнее...  
 
 

НОВОСТИ

 
  22 сентября 2018
Что такое "Приказ короля"

Рассказывает Богдан Королёк, помощник хореографа Вячеслава Самодурова и соавтор сценария балета.

 
  подробнее...  
  21 сентября 2018
"Приказ короля". Первая балетная премьера сезона

Премьерные показы нового балета Вячеслава Самодурова пройдут 11-14 октября.

 
  подробнее...  
  19 сентября 2018
Открыта вакансия

Театр приглашает артистов миманса

 
  подробнее...  
  17 сентября 2018
Урал Опера Балет Фест: объявлена программа фестиваля

С 14 по 21 октября театр проведет первый музыкально-театральный фестиваль. Партнер фестиваля - Президентский Центр Бориса Ельцина.

 
  подробнее...  
  16 сентября 2018
Пресса о премьере "Турандот" в Урал Опере

Первая премьера сезона в отражении екатеринбургских СМИ.

 
  подробнее...  
  архив новостей  
 
Главная / О театре / Пресса о театре / полный текст статьи

ПЕПЕЛ ОСВЕНЦИМА СТУЧИТ В СЕРДЦЕ

Гюляра Садых-заде, Опера+
03 октября 2016

После невероятного репертуарного прорыва – постановки «Сатьяграхи» Филипа Гласса – Екатеринбургский театр оперы и балета вновь удивил нетривиальным выбором премьерного названия. «Пассажирка» Мечислава Вайнберга, написанная почти полвека тому назад, впервые поставлена на отечественной оперной сцене – и не в Москве или Петербурге, а на Урале.

 Душераздирающую историю о любви, жизни и смерти в концентрационном лагере Аушвиц, основанную на повести польской писательницы Зофьи Посмыш «Пассажирка из каюты 45» авторы спектакля рассказывают ( и показывают) подчеркнуто документальным, скупым языком, насыщая визуальный ряд скрупулезно точными деталями. Тем пронзительней и исступленней звучит музыка, взывающая к глубинным, базовым ценностям гуманистического толка. Слушать и смотреть «Пассажирку» невыносимо тяжело; Вайнберг, на себе испытавший ужасы побега от нацистов и пытки в сталинских застенках, сублимировал в партитуре свой неизбывный страх перед мучителями, но и робкую попытку протеста: человек не должен убивать себе подобных. Однако же именно это – массовые убийства и пытки – мы по-прежнему наблюдаем в новейшей истории человечества. Вот почему послание Вайнберга, пришедшее к нам спустя 50 лет, не просто актуально: оно необходимо для осознания масштабов чудовищного массового расчеловечивания, сопряженного с пытками и войнами, что происходят на наших глазах уже сегодня, в XXI веке.

Тадэуш Штрасбергер, режиссер, сценограф и художник по свету, специально ездил в Освенцим, и привез оттуда массу фотографий: печей, стен, разрушенных бараков. Образ «черной стены», у которой расстреливали заключенных, и которой так страшатся герои оперы, задается в спектакле с первых минут. На супер-занавесе в увеличении, фотографически точно воспроизведена эта жуткая стенка, со всеми ее трещинками, потеками и разводами, которая до сих пор сохранилась в лагере, превращенном в музей.

Клубы дыма носятся над сценой; курятся белым дымком высокие кирпичные трубы печей, расставленных в строгом порядке. Малиновым огнем светятся раскаленные угли в их недрах – и мы понимаем намек режиссера на другие, огромные печи, в которых методично сжигали заключенных: тепло от их сожженных тел шло по трубам, на отопление бараков.

Груды одежды, потертые фибровые чемоданы, на которых будущие жертвы крупно вывели свои имена и номера – Штрасбергер уверяет, что ни один номер, ни одна фамилия не выдуманы, но заимствованы из документов канцелярии, сохранившихся в архивах лагеря – свалены кучами на сцене. Измученная толпа, с нашитыми на одежде желтыми звездами проходит под аркой с лживо-бодрой надписью: «Arbeit macht frei» ( «Работа делает свободным»). Эта арка – последний рубеж, отделяющий мирную, цивильную жизнь от лагерного ада: ступив на территорию лагеря, людям более не потребуется их одежда.

Вкупе с историческими свидетельствами и снимками заключенных, их жестоких палачей-надзирателей, офицеров и солдат СС, живые наблюдения постановщика легли в основу уникального предметного мира спектакля, где даже форма и ширина нар точно соответствуют подсмотренным в лагере.

Действие разворачивается параллельно, в двух временных и пространственных планах. Первый - на роскошном лайнере, увозящем в далекую Бразилию респектабельную супружескую чету: дипломата Вальтера Кречмера, только что получившего повышение по службе, и его преданную, любящую жену Лизхен – типичную арийку, для которой мнение мужа превыше всего. На бортах корабля танцуют солнечные зайчики – блики от плещущих волн. Слышны звуки танца – это рок-н-ролл – и мы понимаем, что война осталась в далеком прошлом. И вдруг возникает призрак из прошлого – загадочная дама, в которой Лизхен узнает свою бывшую подопечную, заключенную лагеря, в котором сама Лиза – бывшая эсэсовка – служила надзирательницей. Прошлое и настоящее сплетаются: место широких окон лайнера заступают грубые нары, полосатые робы и истошные крики мучимых пленниц.

Музыка оперы без экивоков, впрямую отсылает к стилю и языку Дмитрия Шостаковича. Вайнберг полагал себя его учеником, а ДДШ недаром так истово сражался – вплоть до самой своей смерти – за постановку оперы, считая «Пассажирку» настоящим шедевром: между двумя этими композиторами установилось несомненное духовное сродство. Сгущенная экспрессия – на грани с веризмом, нервно-изломанная мелодика и трагически-исповедальный тон ее оттеняется то лирическими излияниями влюбленных, то открытой жанровостью. Стихия танцевальности прорывается в сценах на корабле, когда супружеская пара, Вальтер и Лиза, отправляются на танцпол, стараясь погасить растущую тревогу и страх разоблачения в вихре развлечений.

Но и в лагерных сценах жанровость очень важна. В преддверии Рождества детишки офицеров СС наряжают елку. Звучит вальс – его так любит комендант лагеря. Мягко покачивающаяся колыбельная полячки Марты, русская протяжная от Кати, изящные «французистые» вокализы девочки Иветты – каждая обитательница барака получает у Вайнберга свою, национально окрашенную характеристику, свой интонационный набор, из которого формируется емкий музыкальный портрет.

В «Пассажирке» Вайнберг рисует совершенно идеалистическую картинку «дружбы народов» в женском бараке, искренне полагая, что общие испытания сплачивают. Проявляют в людях лучшие качества: дружбу, преданность, взаимовыручку, поддержку, доброту перед лицом общего врага. Это был весьма распространенный «советский миф», ныне, увы, развенчанный. Однако это очень важный для понимания мировоззрения автора момент, свидетельствующий о том, насколько искажена была картина мира даже у лучших и умнейших представителей «советской интеллигенции», тех, личность которых была сформирована в жестко-тоталитарном обществе сталинского типа.

Сегодня нас в автобиографической истории Зофьи Посмыш гораздо больше занимает больной вопрос о том, почему настолько тонка и хрупка грань между жестокостью - и гуманизмом. Как так получается, что нормальные, образованные, любящие музыку, искусство, своих детей и домашних животных люди превращаются в жестоких палачей без малейшего зазора, буквально, по щелчку пальцев – и не испытывают при этом угрызений совести, как не испытывала их надзирательница Лиза. Да, она испугалась разоблачения – спустя пятнадцать лет; тревожилась за карьеру мужа, страшилась потерять его – но она не ужасалась самой себе. Лишь искренне недоумевала, и горестно жаловалась супругу: почему же «они» - обитательницы барака – так ненавидели ее? ведь она им помогала, приносила лекарства, устраивала свидания с возлюбленным….. И последняя фраза, которую Лиза произносит вослед уходящей Марте: «Пусти!... я хочу услышать от нее благодарность! За то, что она выжила, за то, что она сейчас танцует!»

Трагической кульминацией оперы становится финальная сцена: жених Марты, музыкант Тадеуш, стоя перед комендантом и его офицерской сворой, играет вместо заказанного вальса – «Чакону» Баха. Играет, зная, что сейчас умрет. Постепенно к одинокому голосу скрипки подключается оркестр: «Чакона» крепнет, растет, звук ширится, словно расправляя крылья, вздымается над сценой, будто исполинская фигура самого Иоганна Себастьяна Баха вдруг нависает над жалкими фигурами палачей. И тут мы вспоминаем, что есть и другая Германия: и другие немцы - те, что создали великую культуру; гении, для которых человеческая жизнь была драгоценна и неповторима.

Для премьерных показов в театре подготовили почти четыре (точнее - три с половиной) исполнительских состава. И если в первый премьерный день в ансамбле доминировала Надежда Бабинцева (Лиза) и весьма неплохо провел партию Тадеуша Дмитрий Стародубов, то во второй день состав показался куда более сбалансированным по вокальной части, и более убедительным – по типологическим и психофизическим свойствам. Надежда Рыженкова своей четкой жестикуляцией, военной выправкой, идеально уложенными в тугие валики белокурыми волосами представляла собою архетип истинной арийки – и казалась гораздо органичней в образе Лизы, чем черноволосая Надежда Бабинцева. Ее партнер Дмитрий Розвиев (Вальтер) также звучал и выглядел гораздо выигрышнее Владимира Чеберяка, певшего в первый день.

Но главным достоинством и главной победой шефа оркестра, дирижера Оливера фон Дохнаньи стал отлично звучавший оркестр. С первых же тактов, когда раздались оглушительные, агрессивно-тревожные удары литавр – и до самого конца, дирижер и вверенный его попечениям оркестр держали зал в неослабном напряжении. Искусно выстроенные кульминации, четкая артикуляция и незаемный энтузиазм, в топку которого дирижер не уставал подбрасывать все новые и новые поленья, позволили спектаклю сохранить темпоритм и трагическую выразительность мизансцен, которые в противном случае вряд ли могли надолго приковать к себе внимание зала.ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЬПервым оперным режиссером, представившим оперу «Пассажирка» миру, стал маститый Дэвид Паунтни, поставивший ее на фестивале в Брегенце в 2010 году. Дирижировал спектаклем Теодор Курентзис, незадолго до того проведший концертное исполнение оперы в Перми. После чего «Пассажирка» начала свое триумфальное шествие по оперным сценам: Паунтни поставил ее в Большом театре Варшавы, Английской Национальной опере и Королевском театре Мадрида.

В сокращенном виде опубликована в газете "Ведомости"

Ссылка: http://classicmus.ru/passenger_ekaterinburg.html

предыдущаяследующая

 

   Aa Aa

 

КАЛЕНДАРЬ СПЕКТАКЛЕЙ
СЕНТЯБРЬ 2018

 
 
ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
август 2018 октябрь 2018
 
 
 

ОНЛАЙН-КАССА

 

логин:

пароль:

 

Регистрация в системе
Забыли пароль?
Правила бронирования

 
 

БЛИЖАЙШИЕ СПЕКТАКЛИ

 
  23 сентября 2018 (вс) в 18:00

П. Гертель
ТЩЕТНАЯ ПРЕДОСТОРОЖНОСТЬ

Балет в трех действиях

 
  25 сентября 2018 (вт) в 18:30

Н. Римский-Корсаков
ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА

Опера в четырех действиях

 
  26 сентября 2018 (ср) в 18:30

С. Прокофьев
РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

Балет в трёх действиях

 
  27 сентября 2018 (чт) в 18:30

С. Прокофьев
РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

Балет в трёх действиях

 
  28 сентября 2018 (пт) в 18:30

Премьера

Джакомо Пуччини
ТУРАНДОТ

Премьера состоится 13/14/15/16 сентября 2018

 
 

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ

 
 

 

Виртуальный тур по театру


Оцените качество услуг Театра Оперы и Балета
 
 

ПРОЕКТЫ

 
 

Новости, пресса, события на сайте проекта

 
 

Новости, пресса, события на сайте проекта

 
 

СОТРУДНИЧЕСТВО

 
 

Фонд поддержки хореографического искусства "Евразия балет"
 
 

 
 
Российское военно-историческое общество
 
 

 


  По вопросам работы сайта обращайтесь
  по адресу lit@uralopera.ru


   Яндекс.Метрика


© 2009-2018
Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета
г. Екатеринбург, пр. Ленина, 46а


Касса театра и заказ билетов:
+7 (343) 350-77-52
+7 (343) 350-32-07
+7 (343) 350-20-55
+7 (343) 350-80-57